Ловушка патриархального брака

Свою статью про недостатки традиционного патриархального брака я хочу начать с утверждения о том, что идеальных партнерских браков – не существует. Идеальных, в том понимании равенства, какое многие вкладывают в это определение. Равенство это вообще опасный миф. Даже в тех семьях, которые создаются на основе партнерства, нельзя ожидать полного равенства. Это просто невозможно. Кто-то будет скорее ведущим, а кто-то ведомым. У партнеров будут разные социальные статусы, должности и зарплаты. Не говорю уже о случаях, когда один из партнеров попадает в заведомо зависимое положение – декрет, болезнь, потеря дохода или какая-то другая ситуация такого плана.

Почему я начала свой текст именно с этого? Потому что в комфортном партнерском браке высок риск провалиться в стандартную ловушку патриархальной семьи: неравномерное оценивание вложений и ресурсов. И как раз из-за задекларированного равенства и партнерства можно не ощутить и не понять этого.

В чем, собственно, суть ловушки? Схема условного патриархального брака состоит в том, что партнеры обмениваются услугами и ресурсами. И иллюзия в том, что такой обмен взаимовыгоден. Я тебе защиту от внешнего врага, а ты мне эксклюзивный секс и потомство. Я тебе гарантирую пропитание, а ты мне – бытовое обслуживание. На самом деле даже в таком виде несколько умалчивается то, что эти правила обычно декларируются одной из сторон, а вторая лишь вынуждена принимать их. Все сказочные герои спасают девушек от дракона или какого другого чудища и женятся на них, не особо интересуясь согласием.

Но реально взаимовыгодная схема могла просуществовать лишь относительно короткий промежуток времени. Люди начинали жить более оседло, и риск набегов и защиты от врага становился не таким очевидным. Забота о пропитании все больше ложилась именно на женские плечи. Не знаю, как там в Европе, но в славянском обществе это все скорее выразилось в ту расстановку сил в семье, которая отлична выражена в анекдоте «А вдруг война, а я не отдохнувший».

Чем дальше развивалось общество, тем меньше на самом деле становилась роль мужчины в семье. И тем больше на словах и в умах укреплялся стереотип о том, что мужчина – это защитник и кормилец, без которого семья пропадет. По факту, например, при крепостном праве мужчина фактически не мог защитить свою семью ни от чего: ни от продажи, ни от произвола барина. Но характерно, что во многих регионах именно в этот период зарегистрирован всплеск внутрисемейной преступности и жестокого обращения с женщинами и детьми. И именно в это время укрепляется стереотип о том, что мужчина – представитель семьи в социуме.

Сегодня педалируется идея того, что в «правильной» патриархальной семье жена отходит на роль подчиненного, но при этом мужчина берет на себя всю ответственность за семью и избавляет женщину от тяжелой работы и необходимости думать про обеспечение семьи. На самом же деле все обстояло иначе. Если даже отодвинуть в сторону ту же барщину, к которой женщины привлекались ничуть не меньше, чем мужчины, то даже в рамках обрабатывания собственной земли женщинам не делалось никаких поблажек и ожидалось, что работать они будут столько же, сколько мужчины. Только к этому добавлялась еще и работа по бытовому обслуживанию мужчины, которая считалась исключительно женской по негласному общественному договору.

Но давайте вернемся из времен крепостного права в наши дни. Как я уже говорила выше, в любом браке, даже партнерском, все равно не наблюдается абсолютного равенства. И в первую очередь нет равенства вкладов и ресурсов, которые партнеры отдают семье. Это нормально в ситуации, когда подобное положение трезво оценивается и устраивает всех участников. Но в случае с патриархальным (или я бы даже сказала псевдопатриархальным) подходом мы можем увидеть явные перекосы, которые тем не менее остаются не замеченными самими участниками семей такой модели.

Идея патриархальной семьи сегодня – мужчина-добытчик (приносит деньги в семью) и женщина, которая может позволить себе заниматься только домом и детьми. Уже в самой такой формулировке заложено неравенство: мужчина – активная и сильная в браке сторона, которая обеспечивает, вносит в семью много ресурса. А женщина – благодарный получатель этого ресурса. Часто стороны согласны с таким неравным распределением ролей. Мужчины чувствуют себя значимыми, женщины испытывают благодарность. Но мало кто из них задумывается о том, что это то неравенство, в котором знак «больше\меньше» стоило бы повернуть в другу сторону.

Очень часто принося в семью деньги, мужчина считает, что его вклад в брак на этом исчерпан. Более того, по умолчанию он ожидает от остальных членов семьи понимания этого и благодарности. Но если посмотреть на вещи трезво, то окажется, что на самом деле женщина вкладывает в семью намного больше сил, ресурсов. По факту все то, что традиционалисты называют красивым выражением «надежный тыл», и является той основой, без которой мужчина часто просто не смог бы в должно мере реализоваться. Потому что зарабатывание денег и обеспечение быта – слишком сложная задача. А на мультизадачность такого рода, как утверждают и сами же мужчины, способны скорее женщины.

Итак, что мы видим в итоге. Давайте рассмотрим мужчину, который за семейные ценности, а значит, считает дом, жену, детей обязательной частью своей жизни. И жену, которая в декрете или же работает. Утром мужчина уходит на работу, вечером приходит домой и ожидает отдыха. У него есть относительная свобода передвижения, свобода социальных коммуникаций и свобода самореализации (зарабатывания денег). Почему у него есть такая свобода? Потому что у него за спиной есть женщина, которая обеспечит ему питание (закупка, готовка), затем решит проблемы связанные с детьми (логистика, воспитание, лечение и так далее), уберет в доме, а также обеспечит эмоциональное обслуживание, социальный комфорт и секс по первому требованию. Все это она делает, потому что общество внушило ей тот факт, что за ежемесячно приносимую зарплату надо быть бесконечно благодарной своему благодетелю. И даже тот факт, что в некоторых случаях этой зарплаты явно недостаточно, чтобы не думать о деньгах, и часто женщина приходится еще и выходить на работу – он просто не учитывается. По большому счету, все в итоге сводится к идее того, что женщине нужно быть благодарной мужчине уже по факту того, что оно вообще соизволил создать с ней семью.

На самом деле роли могут и меняться. Почему я с самого начала акцентирую внимание на том, что и современные партнерские браки тоже содержат такую ловушку. У нас может быть в рассмотрении семья, где, допустим, жена занимает высокую должность, а муж ушел в отпуск по уходу за ребенком. Либо же партнеры в семье изначально находятся на разных социальных ступенях (менеджер крупной корпорации и школьный учитель). И даже половая принадлежность при этом не важна. Просто есть партнер, который приносит в семью больше денег. Это может быть также более социально успешный партнер (не обязательно это коррелирует с заработком. Например, жена – известная актриса и муж, обеспечивающий ей комфортный быт.

Это не всегда стабильное положение. Вот, например, отрывок из книги Веры Пановой, в котором видно, как дочь заняла в семье привилегированное место отца, ушедшего на фронт.
00

На самом деле в большинстве случаев окажется, что если измерять вложения в семью не только деньгами и успешностью, то окажется, что более успешный партнер – на самом деле ресурсопотребитель, а более слабый – ресурсоснабжатель. Есть проблема в том, что внеденежных отношений в нашем мире как бы и не существует. И работа, которая не связана с зарабатыванием денег – обесценивается и обществом, и выгодополучателем, и, что самое печальное, тем, кто такую работу выполняет.

В системе внутрисемейных взаимоотношений порой слишком сильно учитываются внесемейные факторы. По сути, работа и зарабатывание денег – это внесемейная, социальная реализация. Точно так же, например, как и творческая деятельность (неважно, у нас признанный мэтр или непризнанный гений) – это тоже внесемейная реализация. И часто в семье «ведущим» становится именно тот, кто лучше самореализовался в социуме. И интересы остальных членов семьи могут притесняться ради его интересов. А иногда один из партнеров вообще полностью посвящает себя «служению» другому.

На мой взгляд, когда на расстановку сил внутри семьи очень сильно влияет именно внешнее позиционирование партнеров, это и есть самая опасная ловушка брака в том виде, в котором он существует сейчас. И это замкнутый круг. Чем больше слабый партнер обеспечивает тыл более социально успешному партнеру, тем более он сам замкнут на внутрисемейных проблемах (даже если более сильный партнер не настаивает на этом и не ограничивает контакты с внешним миром) и тем меньше у него самого остается возможностей на внесемейную коммуникацию и самореализацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *