Кто кого: как общество видит роли в однополых союзах

Я всегда говорю, что брак — это государственный институт, и что это вообще не про секс. И уж тем более не про секс семья. И брак и семья в принципе могут существовать без сексуальных отношений вообще. Но традиционное общество обязательно придает сексуальной части брачного партнерства большую роль. Вплоть до того, что в некоторых обществах брак мог быть признан недействительным при условии доказательства отсутствия сексуальных отношений между супругами. Отчасти это происходило (и в некоторых социумах — происходит) потому что существует тезис о том, что секс допустим только в браке. На деле все оказывается не совсем так, но традиционное сознание обычно очень хорошо умеет задвигать неудобную реальность за рамки осмысления картины мира.Но не менее важно то, что в традиционных патриархальных иерархических сообществах секс — это не только про влечение, удовольствие и продолжение рода, но и про доминирование и подчинение. В традиционном браке негласно секс — это работающий механизм подавления более слабого партнера. Именно на существовании этого механизма и держалось общество. Когда даже самый низко ранговый мужчина, которому приходилось подчиняться тем, кто стоит выше на социальных ступенях, знал, что как минимум дома он найдет объекты для своей потребности к доминированию и демонстрации силы.

Право сильного на секс при любых обстоятельствах, отсутствие у слабого права на отказ от секса, пропаганда сексуальности как мужского мира и представление роли женщины в сексе — как абсолютно пассивной стороны, которая должна терпеть и смиряться. Все эти установки плавно переходили из сферы постельной жизни в бытовую повседневность и возвращались обратно в супружескую постель, все более укрепляясь.

Почему я вообще об этом задумалась? Читая статьи о разнообразных гомосексуальных парах я заметила, что люди в комментариях очень часто задают вопрос: «а кто из них «муж», а кто — «жена»»? Казалось бы, речь исключительно об активной-пассивной стороне сексуальной практики. Но мы знаем, что даже в гетеросексуальной паре позиция активности и инициативности может быть переходящей. (если мы не говорим о ситуациях типа «леди не шевелится и думает об Англии».) Что уж говорить о возможности смены ролей в постели у однополой пары. Но чем больше я задумывалась об этом, тем больше я приходила к выводу, что на самом деле это вообще вопрос не про сексуальную жизнь обсуждаемых, а попытка вписать непонятные отношения в знакомую ролевую модель семейного поведения. Модель, в которой есть обязательно более сильный партнер, который командует, и более слабый партнер, который прогибается.

В правильности своих выводов я убедилась, когда писала для своего Модного блоге обзор платьев первых леди на саммите НАТО. Среди женщин был и партнер премьер-министра Люксембурга — архитектор Готье Дестне. И пресса, и организаторы события, придумавшие программу для жен политиков, вполне себе вписали его в женскую программу похода по бутикам. Вписав отношения этой пары в традиционную схему, где один из партнеров решает вопросы мирового значения, а второй — рассматривает сумочки и украшения. И пол, оказывается, при этом совсем не важен. Потому и так снисходительно относятся к некоторым союзам, партнеров в которых удается вписать в привычные пониманию рамки распределения ролей.

Наше общество сегодня еще не до конца готово не то что к смене ролей в семье, а в принципе к самой идее того, что в браке могут существовать и другие расклады кроме «сильный-слабый». И да, семьи, где жена-командир зарабатывает сама и тащит на себе всех, в том числе и вялого мужа на диване — это не исключение из этой схемы, а только подтверждение ее. Пол, как я уже говорила, не так уж важен, если соблюдается сама система традиционного внутрисемейного уклада. На самом деле не важно, как именно занимаются сексом люди, и какой у них пол. Важно то, что меняются роли в семье и, следовательно, в обществе. И именно смены этой системы боятся традиционалисты. Кто-то боится потерять свою сильную позицию в семье. Возможно, потому что других сильных позиций просто нет. Кто-то прячется за ролью слабого и ведомого. Потому что проще подчиниться, чем взять на себя ответственность за свою жизнь. Но и тем и другим стоит задуматься: ведь если они так интересуются раскладами сильной-слабой позиции в чужом браке, это значит, что этот вопрос является больных в их собственной семье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *